Интернет-портал социальной правозащиты

Главная Карта сайта Подписка Ссылки About movement
Право на защиту

По закону или по совести 

Любой из нас во время чтения книги или просмотра какого-нибудь детектива всегда полагает, что на месте героя среагировал бы гораздо быстрее и правильнее. Но в тот момент, когда человек действительно оказывается в сложной ситуации, например, становится свидетелем преступления, то правильная реакция зачастую просто не приходит в голову. В понедельник, 12 сентября, в студии Радио России адвокат Московской городской коллегии адвокатов Марина Кащенко рассказала радиослушателям о том, как защитить себя, став невольным очевидцем происшествия.

Ильмира Маликова: Я хотела бы начать наш разговор с рассмотрения нескольких типичных случаев, которые за последнее время произошли со мной и с некоторыми  нашими общими знакомыми. Чтобы говорить предметно, мы разберем несколько конкретных ситуаций. Я бы хотела получить ваши комментарии по ним и рекомендации адвоката. Ведь любой из наших слушателей может оказаться в точно такой же ситуации.

Недавно в правозащитную организацию «Сопротивление» обратились две жительницы одного из небольших подмосковных городов. У них в городке есть непосредственно городская часть с многоквартирными домами и частный сектор с небольшими сельскими домишками, который эту центральную городскую часть окружает. В одном из таких маленьких домишек проживают пожилые родители обратившихся женщин, которых они регулярно навещают. В домике по соседству с родителями жила одинокая старушка, которая являлась их дальней родственницей.

Однажды когда женщины приехали в гости к родителям, те пожаловались, что их соседка давно не выходила из дома. Так как женщина находилась уже в очень зрелом возрасте и часто болела, родители были серьезно обеспокоены. Дочери решили проверить, все ли в порядке, подошли к соседнему дому, дом оказался заперт изнутри. Но замок был очень простой и маленький, а женщины боялись промедления, поэтому они просто отогнули его стамеской и вошли в дом. Там они нашли бабушку, которая, как оказалось, скончалась. Невольные очевидицы сразу вызвали полицию. Когда полицейские спросили, зачем они взломали дверь, женщины ответили, что думали, что бабушке могло быть плохо, могла требоваться срочная помощь, и тогда нельзя было медлить и ждать кого-то, ведь в таких ситуациях каждая минута на счету.

Чисто по-человечески вроде бы совершенно понятная история. Однако когда тело осмотрели, выяснилось, что причиной смерти бабушки стало удушение. И местные полицейские, сначала допрашивая женщин как свидетелей, впоследствии решили, что смерть старушки может быть им выгодна и обвинили их в убийстве. Хотя им известно, что непосредственно за домом погибшей находится некая продовольственная палатка, где представители не самого благополучного местного населения вместе с пришлыми бомжами регулярно распивают спиртные напитки. Но полиция решила, что искать там смысла нет. А в этой соседской семье, по ее мнению, у всех есть прямой умысел. В итоге некоторое время назад отца обратившихся женщин вызвали для дачи показаний, и полицейские буквально прямым текстом предлагали ему взять на себя ответственность за преступление, утверждая, что в его возрасте и с учетом всех его болезней никакого наказания ему не будет.

Как обычный человек должен действовать в подобных ситуациях? Потому что желание помочь человеку самостоятельно зачастую берет верх над диктуемой нам необходимостью сначала вызвать следственные органы…

Марина Кащенко: Я понимаю, конечно, что в любой западной, давно рыночной стране, наверное, люди все-таки сначала бы кинулись звонить в полицию, а портом уже начали думать обо всем остальном. У нас, к счастью, еще остались наши добрые традиции, имеющие глубокие корни то ли в общинности, то ли в человечиости, то ли в духовности. Но, тем не менее, определенные тенденции намечаются и в нашей стране. Я в унисон вашей истории хочу вспомнить еще одну, очень на нее похожую. Недавно на берегу одного из наших теплых морей у девушки неожиданно начались роды. Люди побежали по берегу, нашли пару врачей. Однако они отказались помогать роженице, обосновывая это тем, что пока они не вмешались, ответственности никакой не несут, и поэтому впутываться в эту историю не будут. К сожалению, и в нашу жизнь уже начинают вторгаться такие прагматичные мотивы. Но я все-таки верю, что рассказанная вами история при твердости и упорстве ее участников все-таки закончится восстановлением истины и справедливости.

Другое дело – как следует действовать в таких ситуациях впредь. Я бы советовала все-таки помнить о том, что всегда существует угроза быть обвиненным не только в убийстве, как это получилось в описанной ситуации, но и в уничтожении личного имущества (поскольку был взломан замок) и причинении какого-то иного ущерба. Но тем не менее, есть понимание совести и понимание крайней необходимости. Все-таки между возможной ответственностью за взломанный замок и реальным опасением за жизнь человека, наверное, нормальный, порядочный человек всегда выберет человеческую жизнь.

Я думаю, что женщинам следовало бы  действовать следующим образом. Во-первых, конечно, обязательно нужно попытаться вскрывать дверь. Это важно, если учитывать возраст и состояние здоровья бабушки, и особенно важно при учете предыдущей истории развития событий, например, если уже были прецеденты, когда старушка теряла сознание. Мы понимаем, что при обмороке или при голодании промедление действительно может быть смерти подобно. Но одновременно с попытками войти в дом (не после, а именно одновременно с этим) нужно обязательно вызвать милицию. 

Я думаю, что это дело обязательно должно закончиться благополучно. Но, будучи юристом, я обязана отметить еще кое-что. Из вашего рассказа я поняла, что вся семья – и обратившиеся к вам женщины, и их пожилой отец – безропотно и самостоятельно отдались в руки правоохранительных органов, совершенно положились на следствие. Однако все-таки нельзя забывать о том, что в нашей стране существует институт адвокатуры. Многие говорят, что это дорогое удовольствие. Но если мы говорим о пожилом человеке, дедушке, которому незаконно предлагают взять на себя вину, то я уверена, что он может спокойно прийти в местную коллегию адвокатов, местную адвокатскую контору и попросить о выделении ему адвоката на бесплатной основе. Государство обязано предоставить ему эту возможность.

Ильмира Маликова: Будете смеяться. После того, как выяснилось, что бабушку задушили, женщины пригласили адвоката. В тот момент, когда к дедушке приехал участковый уполномоченный с дознавателем и пригласили его проследовать с ними в отделение, он позвонил дочерям, а они позвонили адвокату. Он был на процессе, фактически недоступен. На что ему сказали: «хватит дед, поехали».

Марина Кащенко: Надо понимать следующее. На сегодняшний день у нас очень серьезные коллизии законодательства. Все мы знаем, что человек, находящийся под стражей имеет право отказаться от своего допроса всегда, когда ему не предоставлен адвокат. Мы знаем, что лицо, которое является обвиняемым или подозреваемым то же всегда имеет право на адвоката. А в отношении свидетелей действует очень странное положение закона. Если лицо является на допрос в сопровождении адвоката, то это лицо допускается до следственных действий, а без сопровождения адвоката, со ссылками на то, что адвокат болеет, в процессе, то никто ждать адвоката не обязан и обеспечивать адвокатом свидетеля не должен. В этой ситуации нарушается наше право на адвокатскую квалифицированную помощь. Мы бы не говорили об этом, если бы человек не находился под стражей и следствие не считало необходимым заключать его под стражу. Как правило, следствие доводит свидетеля в данном статусе практически до конца расследования. Нередко, потом в один момент он становится подозреваемым.

Ильмира Маликова: Есть еще одна очевидная вещь. У  дедушки серьезное заболевание, связанное с опорно-двигательным аппаратом. У него руки не действуют. Для того, чтобы душить бабушку у него нет физических возможностей. Как все-таки реагировать на подобные обвинения и на фразы: «дед, давай, тебе много не дадут»?

Марина Кащенко: Ни при каких условиях, если человек не виновен, он не должен признавать себя виновным. В данном случае можно найти много поводов для того, чтобы найти доказательства невиновности. Мы уже говорили о склонности бабушки к падениям, ее бедном материальном положении, факте обращения родственниками в милицию. Они могли бы этого не делать, что затруднило бы установление причин смерти, если бы они были виновными. Я верю в то, что, в конце концов, в данном деле восторжествует справедливость, если никто не будет себя оговаривать.

Ильмира Маликова: Еще одна история. Еду я темной ночью на дачу, въезжаю на территорию поселка и вижу, что очень странно на неширокой дороге стоит машина, которую я не могу объехать ни слева, ни справа. Я погудела, минут через 10 появился человек, который завел машину и освободил проезд. В два часа ночи, после трудового дня я понимаю, что видеть разъезжающие по дачному поселку фургоны несколько странно. Утром встречаю соседа, выясняется, что его ночью обокрали. С территории дачи вынесли оборудование очень большой стоимости, которым он работал, проводя технические работы в коттеджных поселках. Я, как человек сознательный, поддержала соседа и сказала, что в милиции дам все необходимые показания. К сожалению, я не запомнила номера. Пришел местный участковый, опросил меня, я в очередной раз поразилась, сколько писанины у наших полицейских. Спустя время я получила звонок из местного уголовного розыска. Меня попросили уточнить какие-то вещи, я уточнила. «Ну, что ж вы нам не сразу не позвонили!», - сказали мне. – «Вам же показалась подозрительной машина. Если бы позвонили, то предотвратили бы дерзкое преступление».

Марина Кащенко: Упрекать себя совершенно не в чем. Совершенно не очевидно, что машина, которая ночью стоит на дачной дороге, принадлежит ворам. Занятая вами гражданская позиция в качестве свидетеля достойна уважения. У сотрудника, который вас «срамотил» было либо плохое настроение, либо животик болел, либо он пытался привести вас в состояние раздражения, чтобы у вас отпало всякое желание сотрудничать с органами, чтобы, таким образом, у дознания появилось основание написать в своих материалах о том, что свидетель отказывается от дачи показаний.

Ильмира Маликова: Есть законопослушное американское общество. Если человек видит непорядок, он об этом обязательно сообщит. Может все-таки развивать наблюдательность, как Тимур и его команда?

Марина Кащенко: Да, нет. Наверное, здравый смысл должен возобладать. Делать надо то, что можем сделать.

Ильмира Маликова: Как можно настаивать на продолжении расследования?

Марина Кащенко: Чтобы приобрести правовой статус потерпевшего необходимо дожить до такого этапа, как возбуждение уголовного дела и добиваться вынесения постановления о признании потерпевшим. Как только вы получили копию постановления о возбуждении уголовного дела и копию постановления о признании потерпевшим, у вас появляется очень много прав. Одно из них порой забывают даже юристы. С момента признания потерпевшим, вы вправе официально затребовать из правоохранительных органов информацию о ходе расследования вашего дела. Если по делу проводится экспертиза, ждем, когда она будет приостановлена. Если загвоздка в розыске обвиняемого, а вы знаете, что он живет через дорогу, значит, вы прилагаете усилия по обжалованию действий сотрудников и непринятию мер. Если вам отказано возбуждении уголовного дела, а порой об этом тоже не узнаешь, пока не сделаешь запрос (всегда есть отговорка, что его не донесли до почтового ящика), это будет уже другой повод ля жалобы. Хуже, если дело зависает на стадии проверки. Не будем перечислять, отчего и на каком этапе. Надо просто обращаться в вышестоящие инстанции по отношению к тому отделу дознания, который ведет расследование, и добиваться возбуждения уголовного дела.

13-09-2011

Комментарии Добавить комментарий


«Соблюдение тайны - прямая обязанность нотариуса!» 

Московские нотариусы будут ближе к москвичам. Не территориально, но технологически. Своим видением развития нотариата в столице в программе «Право на защиту» с радиослушателями поделился президент Московской городской нотариальной палаты, нотариус города Москвы Константин Корсик.

читать полностью

18-10-2011

Кто же её посадит… [1]

ФСКН России сообщила о намерении рассмотреть вопрос о выращивании в России безнаркотической конопли для сельскохозяйственного и промышленного производства. О том, к чему может привести нашу страну такая инициатива ведущая программы «Право на защиту» Ильмира Маликова беседует с Президентом фонда «НАРКОМ», издателем газеты о наркомании и ее последствиях «Пока не поздно» Александром Алексеевым.

читать полностью

04-10-2011

Дети в центре внимания 

21 сентября в Москве открывается выставка, посвященная противодействию коммерческой сексуальной эксплуатации детей. Подробности события слушателям «Радио России» рассказала директор Региональной общественной организации социальных проектов в сфере благополучия населения «Стеллит» Майя Русакова.

читать полностью

21-09-2011

«Опека в России: реалии и перспективы» 

В передаче «Право на защиту» эксперт по вопросам защиты детей Алексей Головань отвечает на вопросы, связанные с проблемой сиротства в России. Он рассказывает о том, что необходимо знать приемным родителям, какими правами и обязанностями наделена патронатная семья, а так же делится своими впечатлениями о недавно вступивших в силу законах, посвященных вопросам опекунства в России.

читать полностью

06-09-2011

«Усыновление ребенка - человеческий подвиг» 

Президент Национального фонда защиты детей от жестокого обращения Марина Егорова рассказала Ильмире Маликовой и радиослушателям «Радио России» о российско-американском форуме по защите детства.

читать полностью

23-08-2011

Rambler's Top100
Яндекс цитирования
NGO.RU - Каталог общественных ресурсов Рунета
Фонд
"НАН"